С Саней я познакомился в период 95-97. Он был старше меня лет на десять и жил на районе, домах в трех от меня. Мы не были близкими друзьями, так, — привет-пока, когда больше, когда меньше. Примерно к 2000-му я стал все чаще и чаще встречать его у магазина недалеко от дома, рядом с которым он пил пивко. Сетевых районных магазинов в то время было мало (или не было вовсе) и была большая радость, если рядом с домом был не ларек, а полноценный коммерческий продмаг. А у нас он был именно такой: большой, светлый, даже с отдельным обменом валюты внутри. Всем своим видом магазин говорил, что давно наступило новое время и что на заводе вкалывают только дураки: надо делать деньгУ ну или, в крайнем случае, хоть как-то приобщиться к капитализму росформата — внедриться туда, пойдя работать охранником, например. Именно за этими размышлениями я и застал Саню, задумчиво попивающего пивко, около магазина. «Я, знаешь, Апельсин, с завода ушел нахер. То то, то се, то пятое, то — десятое.» «Мммм, понятно» — я как-то не хотел поддерживать разговор на эту тему, да и что я мог ему сказать? Я никогда не работал на заводе и представляю это себе только по советским фильмам. Позже, правда, увидел воочию, когда мы снимали многочисленные склады на территориях бывших производств, но это другая история, которую я, наверное, совершенно точно не расскажу.
«Да, а ты в курсе, я же женился! Еще одно «за» послать завод — у меня же теперь семья!». «А куда устроишься-то тогда?» — мне было неудобно отмалчиваться и я проявил «интерес». «Да вот сюда — в обменку!» — Саня сиял, «до дома теперь пешком, сутки через двое и делать ничего не надо, хыхы, а зарплата — в баксах!». «Поздравляю..» — сказал я и пошел, в задумчивости, домой. Я был рад за Саню: зарплата в баксах, четыре дня выходных в неделю… На тот момент зарплата в 150-300 долларов в Москве была пределом мечтаний многих, в том числе — моих. Но мне она не светила явно, в силу многих причин. Что ж, свой человек в продмаге, да еще — таком, — это был огромный плюс: ведь можно через своего человека зазнакомиться с продавщицами, а они, знамо дело, дают алкашку «своим» в долг! Это известный факт и нормальная практика тех лет даже для Москвы: «долговые» тетрадочки, в которых отмечалось кто и какого товара набрал и сколько должен занести. Жители регионов, наверно, до сих пор иногда такие встречают. С той поры началось сытое время для нашего брата-алкаша, ведь в магазине был свой человек, через которого мы вошли в закрытый мир россиянской торговли и с легкой руки продавщиц и росчерка пера в долговой тетради разживались пузырьком на вечер. А если, возвращаясь с пати под утро, хотелось зацепить пивка, то можно было дождаться завершения смены Саньки и он угощал пивом, которое мы распивали недалеко в скверике. На пути к скверику, особенно после дождя, появлялась огромная Лужа, куда однажды смачно ебнулся Толян (в следующей серии), когда я, Саня и Ленин тащили его домой. Через лужу просто было короче, а через сквер — в обход.

Летом 2001 года, около 8 утра я чапал на свеженайденную работу. Ночью был сильный ливень и я пошел через сквер, чтобы не попасть в Лужу. На тропинке в середине сквера лежало тело, накрытое простыней. Стояли безразличные врачи и менты, писавшие что-то в протокол. Хотел подойти ближе, но менты не пустили. Обойдя эту картину сбоку я поинтересовался у вездесущих бабок: а что, собственно, случилось? «Ой, сынок, ночью обменный пункт ограбили, взять ничего не успели, а охранника убили, преследовал он их… оёйёй, шодеецааа….» Я выслушал и молча ушел.

Магазин скоро стал сетевым, а обменник закрыли только недавно, когда вышел очередной закон о запрете обменников, если это не отделение банка или операционная касса. Скоро не станет и Толяна, а пока — жизнь продолжалась, машины ездили, времена года сменялись. Через три дня, как сообщит районная газета, задержали злодеев, а у Саши остались жена и девятимесячная дочь.


13 Comments

  1. Ну пиздец. Абазцы где? Как эту кашу прочитать?

  2. текста не видно

  3. Сейчас его дочери 16?

    • ClockWorkOrange

      я не был знаком с его женой, так что о дальнейшей судьбе его семьи мне неизвестно, к сожалению. районные приятели, привет-пока.

  4. Зачетная история.

  5. Тру стори!

  6. Детей от него когда заведешь?

Комментарии закрыты, так как статья древняя.

Close